ВЛАДИМИР ОБУХОВ: В «КУБАНИ» ИЗ ЛЕВШЕЙ МОЖНО СОБРАТЬ ЦЕЛУЮ КОМАНДУ! (28.4.2017)

По словам нападающего «Кубани» Владимира Обухова, прошлым летом он переходил из московского «Спартака» в краснодарский клуб с одной целью: выйти с желто-зелеными в премьер-лигу. Эта цель весной обрела для команды осязаемые черты, а сам Обухов был по версии болельщиков признан лучшим игроком марта.

О спартаковском прошлом и быте в кубанской столице, тренерском таланте Евгения Калешина и многом другом – в интервью нападающего корреспонденту «Независимой спортивной газеты».

ПЕТРЕСКУ НЕ УЧЕЛ, ЧТО В «КУБАНИ» УЖЕ НЕТ БАЛЬДЕ

– Владимир, как думаете, почему болельщики выбрали вас игроком месяца именно в марте?

– Думаю, на это повлияли мой победный гол «Нефтехимику» и важный гол в ворота «Мордовии» в домашних играх. Поэтому они решили, что я лучший.

– Сами назовете март лучшим вашим периодом в «Кубани»?

– Да, назову. До конца ноября в команде была неразбериха, потому что на смену Петреску пришел Евгений Игоревич Калешин, тренер с совсем другим видением футбола. Тогда мы начали потихоньку перестраивать игру, и сейчас мы выглядим лучше, чем раньше. Общая картина вырисовывается довольно неплохая.

– То есть осенью даже при Калешине команду лихорадило?

– Естественно. Каждый тренер ставит свою игру, и в один миг это не делается. Мы до сих пор работаем над своей игрой.

– Чем нынешний футбол «Кубани» отличается от периода при Дане Петреску?

– Всё поменялось кардинально. Петреску просил делать передачи не короче 30 метров, но у нас нет нападающего типа Бальде или, скажем, Ласины Траоре, который выигрывает всю борьбу наверху. Макс Житнев, конечно, пытался цепляться за мячи, однако у нас игроки все равно не заточены под такой футбол. Евгений Игоревич поставил команде иную игру, она мне импонирует гораздо больше, чем стиль Дана.

– Игроки пытались доказать Петреску, что его футбол неэффективен?

– Тренеру в принципе невозможно ничего доказать. Это то же самое, что сказать Евгению Игоревичу: «Нам надо просто бить мяч вперед, как при Петреску». За результат отвечает, в первую очередь, главный тренер, и как он считает нужным, так и будет.

– Какую роль на поле вам отводил румын?

– Я играл больше под нападающими, иногда нападающего. Иногда сидел на скамейке, а в некоторых матчах вообще оставался вне заявки. Поэтому тот период получился для меня довольно скомканным.

– Сейчас вы твердый игрок основы?

– Такого у нас в команде нет. Есть обойма футболистов – любого поставь в состав, и он в нем не потеряется. Только тренеры решают, ставить меня в состав или нет.

– На какой позиции вас видит тренер?

– На фланге атаки.

– Вам удобно на этой позиции?

– Скажу честно, я на ней раньше никогда не играл. Меня перевели на фланг в октябре, на правом краю я выхожу регулярно. И только в матчах с «Мордовией» и «Нефтехимиком» я играл центрфорварда, когда Спартак Гогниев был дисквалифирован.

– Крайний форвард в «Кубани», по сути, фланговый полузащитник?

– Фактически да.

– Вы же по природе центрфорвард. Как вам на фланге?

– Там другой объем работы, нужны другие навыки и сама специфика немного иная. Если на острие ты действуешь в основном в завершении, то на фланге тебе приходится больше созидать, что-то придумывать, обострять.

– Наверное, поэтому вы не блещете результативностью?

– У меня сейчас моментов в каждой игре значительно меньше, чем когда играл на острие. Поэтому так получается.

– «Химкам» осенью вы забили дальним ударом. Почему такой гол всего один?

– Я бил метров с 17-ти, это не такая большая дистанция. Конечно, у меня есть установка бить по чужим воротам. Но мы играем так, что такие соперники, как «Химки», «Сокол» и «Сибирь», действуют против нас в пять  защитников. И найти момент для удара при плотной игре соперника непросто. А бить просто так, чтоб удар заблокировали и мы потеряли мяч, нет смысла.  

– Продираться в чужую штрафную через мелкий пас тоже не весгда имеет смысл…

– У нас такой футбол, что мы должны находить слабые места, «дыры» в чужой обороне и воспользоваться чьей-то ошибкой. А какой смысл бить вперед и потом тратить силы на то, чтобы отобрать мяч?  

– Часто тренеры приводят в пример игру команд топ-уровня. Какие примеры сейчас у Евгения Калешина?

– «Манчестер Сити», «Бавария», «Барселона», то есть команды, в которых работал или же работает Гвардиола. Мы пытаемся играть в схожей манере.

– В этом ряду случайно нет «Краснодара» времен Олега Кононова?

– Есть, и мне очень симпатичен был стиль команды, когда с ней работал Олег Георгиевич. Она играла в умный футбол, в ней были умные футболисты. Качественные игроки сейчас, собственно, никуда не делись, но стиль игры «Краснодара» упростился.

– Пристально следите за «Краснодаром»?

– Не пристально, но слежу. Есть знакомые ребята, которые там играют.

– Кто, например?

– Юра Газинский. Мы играли с ним вместе в московском «Торпедо», где я был в аренде из московского «Спартака».

– Вы знаете, что он в свое время мог оказаться в «Кубани»?

– Знаю, но тогда стороны не сошлись то ли по сумме трансфера, то ли по другим нюансам. Точно я не помню.

– Вам не кажется, что после свадьбы Газинский немного сбавил в игре?

– Не понимаю, откуда взялось это клише. Посмотрите на Стерлинга: у него трое детей от разных жен. У Неймара, у Роналду тоже есть дети, семьи. Разве им это мешает? Не знаю, кто вешает эти ярлыки.

– На вашей игре женитьба тоже никак не сказалась?

– Нет. Наоборот, добавила стимулов.

– А что добавило стимулов «Кубани» весной? Долги клуба ведь никуда не делись.

– Может быть, кому-то выгодно топить «Кубань», распуская вокруг нее постоянно слухи. Мы от этого абстрагировались, пытаемся заниматься своим делом. Хотим завершить этот сезон выходом в премьер-лигу.

– Официально главный тренер команды Николай Южанин. Так кто же главный – он или Калешин?

– Многое исходит от Евгения Игоревича, но с командой работает весь тренерский штаб. У кого-то акцент на работе с обороной, атакой, тактикой, «физикой», но все это отлажено.

ДВА МЕСЯЦА В КРАСНОДАРЕ ХОДИЛ СЛОВНО В КОМАТОЗЕ

– В столичном «Спартаке-2» вы работали с еще одним молодым российским тренером – Евгением Бушмановым. Они с Калешиным похожи?

– В чем-то – да. Оба доносят до футболистов, что нужно получать удовольствие от игры и в определенных ситуациях можно сыграть нестандартно, и это нормально. Поэтому мне по душе именно молодые тренеры.

– Но в ФНЛ зачастую результат важнее красивой игры.

– Это как раз и плохо. Для меня дико выглядит тот футбол, к которому привыкли клубы в первой лиге – тупо бить вперед. Поэтому-то часто команды, которые поднимаются из ФНЛ в премьер-лигу, проповедуя такой футбол, там просто теряются.

– «Тосно», на ваш взгляд, тоже там потеряется?

– Они больше играют длинными передачами, у них есть габаритные нападающие, которые выигрывают большой процент единоборств. Конечно, любой тренер выбирает стиль игры в зависимости от подбора футболистов, но в премьер-лиге они могут повторить путь того же «Оренбурга», который борется за выживание.

– А какое у вас впечатление от московского «Динамо»?

– Довольно позитивное. Это очень хорошая команда с хорошими игроками. Думаю, они в премьер-лиге точно не потеряются. Тот состав, который у них сейчас есть, позволит быть там крепким середняком.

– Часто говорят о зависимости бело-голубых от их голеодора Кирилла Панченко.

– Он очень хороший футболист, не зря в свое время переходил в ЦСКА и даже вызывался в национальную сборную. Очень качественный нападающий, потому команда от него и зависит.

– У вас как бывшего спартаковца есть дополнительная мотивация на «Динамо»?

– На самом деле, нет. Это, считаю, отголоски из 90-х и более ранних времен, когда между клубами действительно было серьезное соперничество. А для «Спартака» самое серьезное дерби на сегодняшний день – с ЦСКА.

– Для «Кубани» весной каждый матч по значимости как дерби. Это давит?

– Никакого давления нет. У нас та же задача, что у всех футболистов в мире – выигрывать каждый матч, неважно, какая у команды позиция в таблице. Выиграем оставшиеся матчи,  по-любому попадем в «стыки». Почему бы не попытаться это сделать?

– Допустим, команда выйдет в премьер-лигу. Что дальше?

– Об этом будем думать по окончании сезона. Сейчас нет смысла.

– Вокруг «Кубани» как всегда много слухов. Что говорит вам руководство?

– Что клуб будет существовать и всё в целом идет по плану. Есть небольшие проблемы со спонсорами, но то, что было в клубе осенью и сейчас, – это небо и земля. Тогда как раз не было понятно, что случится зимой – будет команда сниматься с чемпионата или не будет. Но начиная с зимы нам начали выплачивать деньги, и все более-менее нормализовалось. Общее настроение в команде улучшилось.

– Перед вами сейчас есть задолженности?

– Есть. Думаю, мне все выплатят по окончании сезона.

– Вернемся в лето 2016-го. Почему тогда вы перешли именно в «Кубань»?

– У меня было несколько вариантов из премьер-лиги. «Уфа» быстро отпала, «Томь» тоже, но потом позвонил спортивный директор «Кубани» Евгений Крячик: «Хотим тебя к себе, под задачу». В «Спартаке» сказали, что договорились о трансфере, добавив: «Ты можешь уходить».   

– У вас были опасения при переходе?

– А что мне оставалось делать? Сидеть в «Спартаке-2»? В «Кубани» больше перспектив, есть задача. Выйти с ней в премьер-лигу и попробовать себя там – так я думал, когда сюда переходил. Мне 24 года, смысл мне всю жизнь играть в ФНЛ?

– Переезд в Краснодар выдался тяжелым?


– Поначалу было непривычно. Климат здесь совершенно другой, чем в Москве. Первые 2 месяца ходил, как в коматозе: дикая жара на улице, дышать нечем… А еще и тренировки порой назначали на 11-12 часов дня. Было невыносимо.

– Вы же родились в Бухаре, в Узбекистане. Почему вам непривычен южный климат?

– После Средней Азии в 8 лет я переехал в Нижний Тагил, где прожил 2 года. И мне там было комфортнее, чем на юге.

– Вашей жене поначалу тоже было тяжело?

– Она после моего отъезда еще на месяц осталась в подмосковных Мытищах, где мы жили. Ей помогали с переездом сестра с мужем, но мне было проще переехать, чем ей. Я привык к постоянным сменам места жительства, а жене это далось тяжело.

– Здесь образ жизни совсем другой, чем в Москве?

– Нет. А почему он должен быть другой?

– Потому что москвичи считают Краснодарский край провинцией.

– Но жизнь футболиста совсем другая. У тебя нет времени где-то тусоваться – у тебя есть работа, семья, родные, которых ты периодически навещаешь. Сейчас я их не навещаю, так как банально нет времени. Мой график простой: тренировка, дом, прогулка с сыном, сон, опять тренировка. А еще постоянные выезды… Так что мой образ жизни не изменился.

– Валерий Карпин, когда работал в Армавире, часто летал в Москву.

– Значит, мы с ним разные люди. Ему так легче было, мне точно не легче.

– Какие заметили у краснодарцев особые черты в поведении?

– Здесь люди менее вежливые и могут нахамить. Допустим, захожу домой, иду в подъезде мимо соседей – они даже не поздороваются! А когда здороваешься сам, тебе отвечают так, как будто впервые видят. Или поможешь человеку дверь придержать в магазине, но тебе и «спасибо» не скажут. Я, впрочем, стараюсь на это не обращать внимания.

– Соседи не знают, что рядом живет футболист «Кубани»?

– Нет. Я же не звезда российского или мирового футбола, а обычный игрок. Но бывает, что и узнают: недавно ехал в такси, а водитель болеет за «Спартак» и «Кубань». Он меня сразу узнал. Но на улицах «О, Обухов идет!» никто не кричит.

– В соцсетях вам болельщики часто пишут?

– С тех пор, как родился сын, редко туда захожу. Бывает, переписываюсь с болельщиками «Кубани» со стажем, но активные диалоги не веду.     

– Что вам чаще пишут – добрые пожелания или критические сообщения?

– Когда люди тебя не знают, то порой пишут полную ахинею от непонимания футбола. В большинстве случаев высказывают необъективное мнение, порой переходят на личности. Но когда ты начинаешь им отвечать, люди кардинально меняются. Сразу начинают писать сообщения типа «Удачи вам!» и так далее.

– В «Спартаке» нелицеприятных вещей было больше?

– Меньше, чем здесь.

– Складывается впечатление, что вы в шоке от местных болельщиков.

– Нет, не шоке. Это нормально, когда они критикуют футболистов. Просто есть здоровая критика, а бывает необъективная. А в целом мне приятно, что, несмотря на все разговоры вокруг команды, люди все равно болеют за «Кубань». Это дорогого стоит.

ЯКУБА МНОГОЕ УМЕЕТ В ФУТБОЛЕ  

– Ваш трансфер в «Кубань» был довольно громким. Ожидания людей нервировали?

– Нервировало, что долго не забивал. Но когда в начале чемпионата мы плохо выступали, думал не о личной статистике, а о том, чтоб хоть кто-нибудь у нас забил. При Дане у нас было очень много ничьих, и в этой ситуации я свои амбиции оставлял на заднем плане, а во главе была победа команды.

– У Владимира Ильина в «Кубани» статистика по голам была хуже вашей, но теперь он штампует их в «Урале».

– Я думаю, тут много факторов. В «Кубани» он играл на фланге, в «Урале» же его ставят центральным нападающим – может, это его позиция. Может, тренер ему посоветовал что-то такое, что он стал забивать чуть ли не в каждой игре. В любом случае, Володя большой профессионал. Он очень много работает, следит за своим образом жизни и питанием, это дает свои плоды.

– Ильин уже метит в сборную. Вы так высоко в облаках не витаете?

– Сейчас точно нет. У меня мысли только об одном: выйти с «Кубанью» в премьер-лигу, и ни о чем другом я не думаю.

– Молодежную сборную возглавил знакомый вам по «Спартаку-2» Евгшений Бушманов. Как вы это расценили?

– Думаю, Евгений Александрович сам хотел себя попробовать в другой роли. Может, как раз этот опыт в следующий раз, когда он примет какую-нибудь команду, поможет ему за короткие сроки поставить ей игру, что требуется в сборной. Если в клубе у тебя есть 2-3 месяца для подготовки к сезону, то в сборную приезжают футболисты из разных клубов, где требования порой совсем разные. И тебе нужно в течение 5-7 дней их организовать и поставить игру.

– Слышал, что в «молодежку» игроки едут с неохотой. Это так?

– Нет, такого не бывает. Когда я играл за «молодежку», случалось немного другое – у нас играли ребята 1992 года рождения, но вызывались и футболисты 1996 года. Я не могу утверждать, однако наверняка ребята помладше думали: «У меня ж еще впереди 2-3 вызова в сборную минимум. Можно не особо напрягаться». Но в это же время футболист, для которого этот вызов мог стать последним, убивался на поле.

– Такое случалось, когда тренером был Дмитрий Хомуха?

– Нет. Тренером был Николай Писарев. Мы тогда могли выйти в финальную часть Евро-2015, но для этого не хватило 2-х очков.

– Почему не смогли пройти отбор?

– У нас в группе были в основном середнячки, типа болгар и эстонцев, но были и датчане. Они оказались очень сильны: у них 5 человек в составе играли в немецкой бундеслиге, двое – в английской премьер-лиге и еще несколько в испанской примере. А у нас двое-трое всего имели опыт игры в РФПЛ… Конечно, опыт датчан сказался.

– Отчего так получается? Проблема в нашей системе?

– Да. Не хотят у нас воспитывать своих футболистов. А, может, и хотят, но нет возможностей. У нас в стране всего несколько хороших спортивных школ, и то они находятся в Москве и около столицы. А взять регионы – там не то что полей, тренеров нормальных нет, которые готовили бы именно футболистов.

– А кого тогда готовят в регионах?

– Как видите, мало футболистов у нас в России.

– Леонид Слуцкий уверен, что главная проблема – в лимите на легионеров.

– Да, лимит тоже сказывается.

– В каком плане?

– В плане конкуренции. Без лимита игроки, которые не выдерживают ее в РФПЛ, играли бы в ФНЛ, а кто не выдерживает уровень первой лиги – во втором дивизионе. Общий уровень футбола был бы сильнее. Но из-за лимита этот общий уровень падает.

– То есть вы за вариант лимита «10+15»?

– Да.

– Еще есть версия, что молодые игроки много зарабатывают и теряют стимул расти.

– Тут все зависит от воспитания – как ты распоряжаешься деньгами. Если тебя воспитали правильно, ты не будешь их тратить на рестораны, клубы и гулянки. Почему европейцы зарабатывают, открывают бизнес или просто вкладывают куда-то деньги, задумываясь о своем будущем, а у нас деньги прогуливают? Вот в чем вопрос.

– В «Спартаке» было много таких гуляк?  

– При мне практически не было.

– Почему?

– Опять же, дело в воспитании. Большинство ребят старались помочь родителям, получая зарплату и отправляя ее домой. Кто-то покупал себе квартиры, кто-то недвижимость, кто-то просто деньги откладывал.

– А вы как распоряжались заработанными деньгами?

– Я купил родителям квартиру, а себе два участка в Подмосковье и квартиру в Мытищах.

– Почему не в самой Москве?

– Мне она не нравится из-за диких пробок. Мытищи всего в 10-ти минутах езды от Москвы, и если надо – сел в машину и поехал. Там тихо и спокойно, намного лучше, чем в столице.

– Вратарь Александр Селихов рассказывал, что вместо него в академию московского «Спартака» взяли в свое время парня со связями. А как вы попали в интернат?

– В 10 лет я приехал на просмотр, и меня взяли после первой же тренировки. Сказали: «Ты нам подходишь, оставайся».  

– В самой академии встречали ребят, которые попали туда незаслуженно?

– Ну да, были такие.

– Такие же, как нынешний игрок столичного «Локомотива» Борис Ротенберг?

– Вы ж его лично не знаете. Я общался с ребятами из «Ростова», где он играл, мне рассказали о нем много хорошего. Сказали, что он трудоголик и работает больше всех на тренировках, и в это нетрудно поверить.  

– Но в «Ростове» у него было много позиционных ошибок.

– Не сказал бы, что он выпадал из общей картины. Борис компенсирует недостаток своего мастерства трудолюбием, и таких футболистов очень много как в России, так и в мире.

– Вернемся к «Спартаку». Вы можете сказать, что его академия лучшая  в России?

– Раньше, может, и была лучшей, а сейчас не знаю. В мое время мы выиграли 15 из 16-ти чемпионатов Москвы, и в целом школа всегда шла на 1-м месте в общем зачете среди столичных академий.

– Почему спартаковская школа была лучшей?

– У нас были очень хорошие тренеры.

– Они еще работают в академии?

– Некоторые остались, но большинство – уже нет. Многие из них ушли в московское «Чертаново», эта школа теперь стала одной из лучших.

– Ваш одноклубник Денис Якуба как раз из «Чертаново»…

– По нему видно, что парень многое умеет в футболе.

ДАВЫДОВ ЧУДНОЙ. ОН ДОБРЫЙ, НО «С ПРИВЕТОМ»

– Вы играли в «Спартаке-2» с нападающим Денисом Давыдовым. Что он за человек?

– Денис сам по себе чудной, с «приветом», но довольно добрый.

– В каком смысле «с приветом»?

– Он нестандартный человек в целом по жизни.

– Но это присуще многим талантам, согласитесь.

– Возможно. Но все-таки он «с приветом».

– Это сказывается на его общении с коллективом?

– С коллективом, с тренерами, да и вообще с окружающими. Но в целом добрый, хороший парень.

– А Леонид Федун окрестил его «новым Месси».

– У нас в России любят взять определенного молодого игрока, назвать «новым Месси» или еще кем-то и ждать, что он сейчас зафеерит. Если он не феерит, сразу говорят: «Зазнался, деньги голову задурили». Но человек еще ничего не добился в русском футболе! Он еще не выиграл чемпионат, не стал лучшим бомбардиром. Зачем его восхвалять? То же самое было с Алексеем Миранчуком. Он вызывался в сборную, а у него за 30 игр в чемпионате – ноль голов! Все равно его восхваляли, но хотя бы давали играть.

– То же самое было с Александром Кокориным, разве нет?

– Кокорин – талант. Я часто наблюдал за ним, когда играли спартаковская и динамовская школы. Он там всех, простите за выражение, рылом возил, творил, что хотел.

– И куда все это делось?

– В смысле – куда? Он и за «Зенит» забивает, просто чрезмерное психологическое давление на нем тоже сказывается. А если бы на него не было такого давления, может, он играл бы намного лучше. Опять же, эта ситуация с московским «Динамо»: не развались команда, он бы остался ее капитаном, и там у него всё сложилось бы отлично.

– Зато бурно прогрессирует еще один ваш бывший одноклубник – центральный защитник Илья Кутепов. Это логично?

– Илья очень сильный человек. У него стойкий характер, и он может абстрагироваться от того, от чего не может Кокорин. Он профессионал с большой буквы.

– Когда он станет заменой Игнашевичу в сборной России?

– Когда придет опыт. Игнашевич же не сразу стал таким, каким он стал, правильно? То же можно сказать и про братьев Березуцких.

– Почему вы в «Спартаке» не повторили путь Кутепова?

– При Валерии Георгиевиче Карпине я был в первой команде, и он выпускал меня на 5, 10, 15 минут. Вроде все начало складываться, но потом пришел испанец Эмери. Купили пару игроков, и я опять сидел в ожидании. Месяц, два, три не играл – началась «болтанка». Отправили в дубль, вернули, потом сыграл… Тренировочный процесс скомкан. Потом опять выходишь за основу – и как будто в первый раз. Если не забил или неудачно сыграл, опять сидишь и ждешь месяц, два, три. А в следующий раз опять как в первый.

– Вы, как и Артем Дзюба, считаете Унаи Эмери «тренеришкой»?

– Он для меня всегда был топ-тренером, даже когда перешел в «Спартак». Тренировочный процесс, его видение футбола, то, как он доносил свои идеи, – это очень сильно. И если ты просто выполняешь, что он говорит, ты будешь на высоте.
– У него в России не срослось, у Хавьера Грасии пока тоже. Почему испанцам у нас тяжело?

– В тот футбол, какой ставит «Рубину» Грасия, невозможно играть на таких полях, как у нас в России. Если в премьер-лиге еще более-менее, то в ФНЛ очень много «огородов».

– Зато Карпин приехал в «Спартак» из Испании и вывел команду в Лигу чемпионов.

– Жаль, что он выиграл 3 раза серебро чемпионата, но не дотянулся до золота. Его особенность в том, что он очень прямой человек. Если Карпин считает тебя плохим игроком, то скажет тебе это напрямую, не будет «вуалировать».

– Но как объяснить, что Кариока часто ошибался, а Карпин его ставил в состав?

– Я точно не из тех, кто предъявлял к нему претензии по этому поводу. Конечно, Рафаэль тренировался не на 100 процентов, зато на тренировках у него невозможно было отобрать мяч.  

– Были еще такие футболисты в команде?

– В «Спартаке» всегда были хорошие игроки, но не все они профессионально относились к своим обязанностям. Я говорю именно об иностранцах.

– Вы застали в «Спартаке» Ари. Он тоже давал себе слабину?

– Он очень хороший футболист. При его довольно высоком росте и немалом весе у него прослойка подкожного жира минимальна. Ари умный и очень техничный футболист, но порой на тренировках он откровенно ребячился. И его желание подурачиться, проверить кого-нибудь пробросом мяча между ног или что-то в этом духе шло в ущерб ему самому.

– Промес индивидуально сильнее Ари?

– Это разноплановые игроки, но да, он сильнее. Квинси, пожалуй, один из лучших сейчас в премьер-лиге. У него есть и скорость, и техника, он здорово распоряжается моментами и почти всё забивает. У него есть лидерские качества, плюс он по натуре идеалист – должен везде и всегда всё выигрывать. Иногда желание у него зашкаливает.

– Вам не обидно, что в нападени «Спартака» сейчас играют Зе Луиш и Луис Адриано, а не вы?

– А почему мне должно быть обидно? Я мог занять их место, но не занял, и претенензии у меня могут быть только к себе.

– Какие эмоции у вас от лидерства «Спартака»?

– Я всегда хотел, чтобы «Спартак» стал чемпионом. Но с тех пор, как перешел в красно-белый клуб, он ни разу им не становился.

– Считаете, как и многие, что главный творец успеха – Массимо Каррера?

– Я общаюсь с некоторыми ребятами, и они тоже так считают. Для России это топ-тренер.

– Кажется, даже карьеру Дениса Глушакова он реанимировал.

– Глушаков, на самом деле, всегда был в порядке, просто игра у команды далеко не всегда складывалась. Сейчас он забивает довольно много для опорника.

– Джано Ананидзе сказал, что теперь внутри «Спартака» нет конфликтов. Верите в это?

– Верю. Опять же, ребята рассказывают, что сейчас коллектив в «Спартаке» больше всего похож на семью. Никто никому не «пихает», даже если ты молодой, даже если ты ошибся. Все бегут в оборону, и никто никому слова не говорит. Раньше же, не дай Бог, ты ошибешься: тебя сожрут живьем.

– Романа Зобнина вроде как хотят к себе немецкий «Шальке» и итальянская «Рома». Думаете, перейдет?

– В «Спартаке» никогда до футболиста не донесут, что им интересуются клубы в Европе. Вы посмотрите на ценники российских игроков: Дзюба в «Спартаке» стоил 20 миллионов! И дело не в зарплате, а в сумме отступных. У молодого игрока в клубе в контракте ставят отступные в 5 миллионов долларов! И что ты сделаешь? У тебя условно остается полтора года до конца контракта. Тебе говорят: «Продлевай». Ты говоришь, что не хочешь, а клуб хочет – и ты будешь полтора года бегать по кругу. Тебе, допустим, 18 лет, и до 21-го года ты будешь бегать по кругу. Кому ты потом нужен? Ты становишься, своего рода, заложником ситуации, и тебе приходится подписывать контракт.

ВИДИМО, В «КУБАНИ» ЗАКОНЧИЛИСЬ ЧАСЫ

– Но зачем клубу гробить карьеру своего футболиста?

– Расскажу вам одну историю, без фамилий. Молодой игрок клубу был не нужен, и агенты за него предложили определенную сумму. На это в клубе ответили: «Не можем отпустить. Если мы его сейчас отпустим и, не дай Бог, он где-нибудь заиграет, нам будут предъявлять претензии, почему мы отпустили такого игрока из «Спартака». Считаю, это бред.

– А с агентскими хитростями сталкивались?

– Ты никогда не столкнешься с этой хитростью, потому что агент тебе скажет «Всё, почти договорились» или «Клуб тебя не хочет». На самом деле клуб тебя хотел, но агент не смог довогориться по своей, агентской, сумме.

– Летом с «Уфой» и «Томью» у вас была похожая ситуация?

– Тогда была запутанная история, не хочу к ней возвращаться.

– С нынешним своим агентом вы давно работаете?

– С 14 лет.

– И в «Кубани» он вам обеспечил достойные условия?

– При переходе я назвал ему свои условия – срок и сумму.

– Контракт на 3 года – ваша инициатива?

– Да.

– Почему не захотели на 5?

– Сейчас мало кто подписывает контракты на 5 лет, особенно если тебе больше 23-х. Или с тобой может случиться такая же ситуация, как с Олегом Самсоновым в «Краснодаре», и будешь 2 года «бегать по кругу». А если через полтора года контракта клуб заинтересован в тебе, он сам предложит новый на год, полтора, два. И ты уже сам решаешь.

– Вы знаете, что в следующем году «Кубани» исполнится 90 лет?

– Конечно. Мы, игроки, хотим встретить этот юбилей в премьер-лиге.

– Кто в команде носитель клубных традиций?

– Когда я пришел в команду, здесь были почти все новички. Да и как таковых ритуалов в клубе нет. Раньше, знаю, в «Кубани» на день рождения часы дарили, а сейчас такого нет. Видимо, часы закончились (улыбается).

– В «Кубани» вы выбрали 20-й игровой номер. Это ваша традиция?

– Да. Еще когда я только пришел в «Спартак», мне дали майку с 20-м номером. Около 5-6-ти лет я играл под ним, а когда пришел в «Кубань», все номера практически были заняты. Да я и не люитель ярких номеров, типа 9-го, 7-го, 10-го. Мне больше подходят такие номера, как мой нынешний.

– У команды очень плотный график. Смотреть футбол по ТВ не удается?

– Я не любитель просмотра футбола. Разве что Лигу чемпионов изредка смотрю.

– Почему не любите?

– Потому что смотришь ты «Реал», «Барселону», «Манчестер Юнайтед», «Челси», потом включаешь свою игру в ФНЛ, и становится грустно.

– В дортмундскую «Боруссию» зимой сватали Федора Смолова. Вы бы поехали?

– Была б у меня такая возможность, я бы попробовал свои силы в таком клубе.

– Чего такого в Смолове, что он заинтересовал немецкий гранд?

– Он быстрый, бьет с двух ног, жажда гола у него сумасшедшая. Хорошо играет головой, плюс дриблинг. В принципе, у него есть все для игры на хорошем уровне.

– А чего вам не хватает из этих качеств?

– Всего (смеется).

– То есть с двух ног вы не бьете?

– С левой могу пробить неплохо, но с правой – нет.

– Вы ощущаете как левша свою ценность? Таких игроков немного…

– Не ощущаю, потому что мы недавно с ребятами насчитали в нашей команде 12 левшей – из нас можно целую команду собрать! На самом деле, это очень большая редкость. В том же «Спартаке» нас таких было всего трое-четверо.

– Такой перебор сказывается на игре?

– Центральным защитникам разворачивать атаки не очень удобно. Если играешь впереди, то разницы особой нет.

– Скоростью вы тоже не отличаетесь?

– Нет. Генетику нельзя изменить: какая она есть, такая она есть. Ты не можешь с детства развить скорость, как у Усейна Болта, можно лишь набрать в минимуме.

– Зато ростом природа вас не обделила.

– В принципе, он у меня средний по футбольным меркам. Конечно, с таким ростом можно играть на «втором этаже», но сейчас я играю на фланге и не замыкаю верховые подачи.

– Мне запомнился ваш гол «Нефтехимику» с тонкого паса Коновалова метров на 20 за спину защитникам. Это был экспромт?

– Мы отрабатывали это на сборах. Такие передачи неожиданны для защитников: ведь они смотрят на мяч, а ты, выбегая из-за спин, стараешься их опередить.

– Есть мнение, что в «Кубани» собрали молодых игроков, но для выхода в премьер-лигу нужен прежде всего опыт. Что скажете?

– Опять же – клише. На данный момент у нас сбалансированный состав, клуб взял почти всех лидеров из других команд. Просто тут собрались довольно техничные игроки, и им непривычно только бить вперед, как было при Дане Петреску. Бегать и топтать всех – это не наше сильное качество. Мы пытаемся переиграть соперника за счет контроля мяча и быстрых переходов из обороны в атаку.

– Интересно, за счет чего Калешин доносит до игроков свои мысли?   

– Он очень амбициозный тренер и много работает. Смотрит другие матчи тура, смотрит и мировой футбол. Что-то берет у других и дает нам.

– Как он ведет себя в раздевалке перед игрой?

– Перед выходом на поле говорит речь, которая очень мотивирует. Он словами накаляет обстановку в раздевалке настолько, что ты поскорее хочешь выйти на поле и показать, на что способен.

– Впереди игра с московским «Динамо». Как, по вашему мнению, победить эту команду?

– Ее можно обыграть. Например, в Хабаровске СКА их во втором тайме «полоскал» очень даже серьезно – значит, и мы сможем. Просто Панченко в том матче оформил хет-трик, вот и победа «Динамо». Но при всем при этом их можно переиграть, и мы постаремся сделать это.

Автор: Максим ГЕРАСИН
Источник: «Независимая спортивная газета»


тэги: Владимир Обухов

Поделиться:   

Календарь

Месяц
Год
ПНВТСРЧТПТСБВС
    12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Сервисы

Партнеры

Сервисы

twitter

Сервисы

Посетите музей "ФК Кубань" прямо сейчас!